ВЛКСМ - Всемирный Литературный Клуб "Свои Миры"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Все что связано с критикой

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Берем и критикуем... как писатель, как читатель. Требуется разностороннее рассмотрение.

http://funkyimg.com/i/2NPS7.jpg

0

2

А меня здесь тоже будут слушать?
Предупреждаю сразу, я требовательный читатель.
Мегеровна - одним словом :mad:

0

3

Будут, не переживай.
А то что требовательный - это даже лучше, уси-пуси не нужны.

0

4

Думаю надо допилить. Праздник

День полиции у нас
Всегда проходит на «Ура»
Участковый распевает
Песни с самого утра
Обожаю Русскую глубинку. Когда утром выезжаешь вроде как по наезженной грунтовке, вечером – бросив где-то машину, добираешься вплавь. Послеобеденный дождь, длившийся буквально полчаса, перечеркнул все планы на сегодняшний день. Собирался в район на концерт, по пути заскочил до лесника, посидели, отметили. И все… в итоге отъехал километров двадцать, короткий ливень, УАЗ по крышу, сам пешком. Зашел на кордон, друга нет, по делянкам ушел, делать нечего, двинулся домой. Ежеминутно подтягивая сапоги, полные дорожной каши, отмеряешь глубину и метры до родного пристанища. Потеряв уйму времени, приползаешь наконец, до околицы, садишься на деревянный тротуар и начинаешь сливать всю грязь, что нацедил за время плавания по местным направлениям. Пока сидел, отдыхал, возник вопрос – кого за машиной-то послать, в деревне одни старики, молодежь вся разъехалась. Кому хочется прозябать в глуши, всем клубы подавай, веселье, здесь, видите ли, скучно. Дед еще говорил, что скукой страдают ленивые, нормальные всегда приключений найдут. Придется у соседа трактор брать.
А ведь не каждый год такое бывает, обычно в это время уже зима. Хотя… в прошлом годе давануло так, что из области домой на лыжах, это сто пятьдесят километров-то.
   - Степк, ты штоль? - Дохнул в ухо перегаром Митрич, хозяин забора на который я облокотился.
   - Че мокрый-то? – Не дожидаясь ответа, вновь спросил он, - а ну вставай, пойдем сугрею, а то аж пар валит от одежи-то.
Я встал, перемахнул в огород, поздоровался со стариком. Прошли в баню, (что интересно, заначка у всех мужиков в бане) накатили по соточке первача. Митрич сбегал до избы, принес огурчиков:
   - Где эт тя так поздравили-то? - Спросил он, наливая по второй.
   - Погода… машину в лесу оставил.
Молча посидели, о чем говорить-то, все всё про всех знают, да и не мужское дело – лясы точить. Вообще хороший здесь народ, что бы ни случилось – голодным не останешься. Отогревшись, поднялся:
   - Спасибо Митрич, пойду я.
   - О машине не переживай, посуху кто нить пригонит.
   - А я не переживаю, щас трактор возьму и сам смотаюсь.
   - Зови… еслив чо.
Я перелез обратно, двинулся в сторону своего дома. Тротуарные доски поскрипывали по мере моего движения. Местами не хватало досок и приходилось лавировать по оставшимся. Улица в распутье, ни один враг не проберется, только свиньи, довольно хрюкая, оккупировали все широкое пространство между заборами. Подойдя к своей избе, посмотрел на темные окна – ждать некому, не заходя, перебрался на другую сторону улицы. Открыв скрипящую калитку, не стучась, прошел в дом:
   - Здрав будь дядь Перфил.
   - А Степка, с праздником чтоль, проходи, - встал на встречу сосед.
   - Мне бы трактор, машина в лесу…
   - Проходи, никуда она не денется.
Я разулся в сенях, развернул дырявые носки пятками вверх для маскировки, прошел внутрь. Тетя Паша уже суетилась у стола, сосед достал четвертинку и, наливая стопочки, пропел:
   - День полиции в селе
    Участковый празднует
    Он с утра навеселе
    Его каждый здравствует
Спустя какое-то время, старательно объезжая отдыхающих свиней, в деревню въехал брошенный УАЗ.
   - День полиции у нас… - неслось над лесом

Жду мнений, критики, ну и всего прочего.

0

5

ПОХОД

Поход подходил к концу. Я это предчувствовал. Всё говорило о том что мы не вернёмся. С самого начала, на выходе из фьорда, наш маленький кнорр напоролся на подводные камни. Хотя нет, это началось ещё раньше.
Суровая и долгая зима жёстко смела все запасы. Охотники всё чаще приходили пустыми. Община голодала. Несколько драккаров ушли на восточные побережья и ещё не вернулись. После смерти старейшей Матери, занявшая её положение властная склочная женщина, собрала оставшихся мальчишек у семейного очага. Мы, двенадцати - четырнадцатилетние отроки, покорно собрались у огня.
Сыны наши, - хмуро начала Хельга, - вы видите, семья голодает. Вы же будущие воины. Так сделайте это. Спасите братьев ваших меньших. Что бы младенцев не постигла участь ушедших в мир иной.
Выслушав её, мы направились к старому кнорру, лежащему на берегу. Два дня кипятили смолу и пропитывали его бока. На третий получили от матерей небольшие узелки с сухарями и жбаны с водой. Сдвинули кнорр в тихую прибрежную волну и расселись по весьма. Сразу начался спор за место водича. С отцами плавали все и каждый считал себя достойным положения вождя. Хельга надавала жёстких оплеух и посадила у руля своего сына - Умрата. Он с наглой довольной ухмылкой встал пред нашими лицами. По команде, немного вразнобой, взмахнули вёслами. Кораблик медленно отходил от берега. По щекам матерей потекли слёзы. На середине пути, перед выходом в море, напоролись на камни. Умрат видел бурун, но не придал значения и попёр через его вершину. Колебания воды в узком фьорде показали умение Умрата справляться с управлением. Ребята побросали вёсла и набили ему морду. Потом долго ждали подъёма воды и у руля сидел уже Саад, уважаемый всеми парень. Саад, хоть и ровесник, уже обладал навыками берсерка, воина уходящего в сущность зверя. Отец его погиб несколько зим назад и сын достойно принял на свои плечи заботу о сёстрах.
На выходе из фьорда устали ловить отходную волну. Море ещё не бушевало, но сильная волна непрестанно била о скалы. Кнорр беспокойно выныривал из узкого жерла протока и вновь прятался в устье. Вёсельщики посбрасывали плотные пожарные стегачи, пот ручьями лился с их тел. Небольшая передышка, сопровождавшая перемену ветра, помогла выскочить в открытое море. Под попутный воздушный поток, выставили парус. Около недели шли в отдалении, пока не закончились сухари. Скальные берега давно сменились пологой зелёной полосой с возвышавшимися лысыми сопками. Саад направил кнорр под сень сосен и елей, окаймлявших прибойную полосу. Зашли в первое попавшееся речное устье. Берега реки постепенно стали возвышаться. Песчаные отмели попадались всё реже. Из-за сужающихся, покрытых мхом исполинов, течение становилось быстрей. Попутный ветер с трудом справлялся с потоком. Из последних сил, наше судёнышко спряталось в тени елей маленького притока. Команда толком необученных подростков вышла на берег. Вновь отличился Саад. Он нашёл еле заметную тропу, уходящую вверх, в сопки, в сторону от реки. Удаляться от кнорра не хотелось, хоть какая-то защита. Но нас послали за добычей, за скорой и большой.

Маленький хуторок жил своей жизнью. Мужчины ловили рыбу, охотились, обрабатывали скудную каменистую землю. Женщины следили за жильём и хозяйством. Дети пасли коз и свиней, резвились по окресным лесам, собирали грибы и ягоды. И лишь Даяна - дочь бортника, бродила сама по себе. Ровесники не воспринимали её, смеялись над странностями характера и поведения. Взрослые терпели за способность предвидеть и исцелять. Но последнее предсказание девочки рассмешило даже стариков.
Придут из-за каменных утёсов мальчишки и будут поверженны видом одного клинка.
Ппредрассветный туман холодил сырой свежестью. Туго опоясывал тело мелкой надоедливой дрожью. Даяна соскользнула с печи. Ноги интуитивно нырнули в валенки, ещё не успевшие потерять тепло погасшего очага. Стараясь не разбудить отца, спящего на лавке, накинула зипун и выскочила в сени. Но она не пошла к любимой Бурёнка, до утреннего удоя время ещё не подошло. Девочка выскочила на улицу у подпирающей стену поленницы. Быстро перебежала двор и направилась к таёжному схрону, оставленному ещё прабабушкой. Среди вековых сосен и елей, неизвестно как, затерялся более старый дуб. Рядом с его массивным основанием не осмеливалось поселиться ни одно растение и лишь мох косматым драным ковром покрывал всё вокруг. Даяна, по щиколотку увязая в зелёной подушке, подошла к неохватному стволу. Меж толстых корней, у самой земли, зияла дыра, уходящая вглубь дерева. Девочка оглянулась и нырнула в отверстие. Внутри открылось довольно просторное помещение с маленьким оконцем под сужающимся потолком. Корявые стены матово светились подсветкой из того же мха. Под свисающей с потолка трухлявой сердцевине, белка устроила гнездо.
Даяна подошла к сундучка, стоящему у боковой стены. Подняла резную крышку и вынула древний оберег. Грубо тёсанный камень, в форме лица, источал мягкую улыбку в голубоватом сумраке дупла. Девочка прижала камешек к только начавшей набирать женскую силу маленькой груди. Худенькие плечи задрожали от тихого плача. Потеря родных всегда всплывала в памяти с этим камнем. В деревню приходили викинги, пираты со скалистых островов. Это сейчас остался маленький хуторок, изначально здесь осело много семей. Было четыре струга и более сотни воинов. Но пришли эти звери. Выдали момент когда корабли уйдут на промысел и напали. За оказанное сопротивление, вырезали половину деревни. Отцу отрубили ноги, а мать долго насиловали. Она и умерла распятой на словарном дверном полотне. Когда вернулись струги, от деревни осталось несколько дымящихся изб. Большая часть людей ушла туда откуда пришли. Осталось несколько семей. Отец долго приходил в себя. За это время девочка многому научилась, и мёд собирать, и на зайца ходить. Когда Даяна подняла отца, к ним пришёл знахарь - ведун. Он подошёл к девочке и заглянул ей в глаза.
Ты наделена силой… дитя.
После этих слов он оставил маленький жезл. Девочка вынула из сундучка второй амулет. "Он придаст тебе волю в яровую минуту", - были его слова. Кованный предмет, в выглядел как обычная рукоятка от меча, с влитым в металл изумрудом у основания гарды. Даяна подвязка оба амулета на пожарный шнурок и повесила на шею под просторную понёву. Попрощалась с наблюдающей за ней белочкой и осторожно выглянула наружу. Пустая поляна осветилась восходящим солнцем. Не обращая внимания на царапающиеся ветки, девочка бежала обратно на хутор.

Мы поднялись на вершину лысой горы. По низу сопок, насколько хватало глаз, простиралось зелёное полотнище колышущихся крон. Немного в стороне, над лесными волнами, тянулись тонкие струйки дыма, говорившие о близости жилья. Плечистый Саад коротко ткнул мечом в сторону деревни. Ватага молодых парней, в предвкушении будущей добычи, двинулась в сторону туманных столбиков. Роса ещё не спала и мы шли по пояс мокрые. Пересекли несколько овражков, пропустили мальчишек, выполняющих коз на выпас. Прикрываясь густыми зарослями папоротника, вышли к маленькой деревне. Пять деревянных изб, окружённых горелым частоколом, большой угрозы не представляли. Дальше мы шли в полный рост. Раздались крики. Забегали женщины и ребятня. На пути встали несколько пожилых мужчин. Первым в бой кинулся Саад. Звонкий вой, больше напоминающий визг, заглушал звон мечей. Воины, защищавшие деревню, постепенно редели. Наша толпа просто смела их с пути. Спасло нас и то, что они не могли поднять  оружие против детей.
Вдруг пред нами предстала девчонка, наша ровесница и выставила вперёд руку.
Либо с миром уйдёте, - звонко прокричала она, - либо останетесь здесь. Навсегда. Выбирайте.
Мы в замешательстве остановились, лишь Саад тупо шёл вперёд. Он успел потерять человеческий облик и шёл убивать. Девочка тряхнула рукой и в ладони засветился зелёным, сказочный клинок. Сааб раскинул в стороны руки, он уже не мог остановиться. Он сам надвинулся на светящееся лезвие. Клинок легко пронзил пожарный стегач и появился между лопаток Саада. Парень опустил невидящим глаза и попытался ударить девчонку, что стояла на пути. Противница резко повела клинком в сторону и вверх. Раздвоенное тело Саада упало пред ней на колени. Жажда мести подтолкнула нас вперёд. Девочка равнодушно скинула тело врага и выставила светящееся лезвие в нашу сторону. В неподвижной руке клинок начал удлиняться и извиваться в поисках новой жертвы. Мы побежали прочь. Впереди мелькали спасительные сопки.
Всё большее сомнение терзало меня, я не хотел возвращаться. Поход подходил к концу и нам хотелось жить. Я остановился и окликнул ребят. Парни в ожидании окружили меня.
Без Саада нам не найти обратную дорогу, - спокойно начал я.
Я помню как выглядит наш фьорд, - возразил Умрат, - там на вершине растёт сосна.
Нам не найти обратную дорогу, - грозно перебил его я, - я остаюсь. Кто со мной?
Вся ватага согласилась остаться, один Умрат оказался в сомнении. Мы молча подошли к спокойно стоящей девочке. Женщины и собравшаяся ребятня, молча наблюдали за происходящим. Надо искать путь к примирению. Я первым сложил у ног бесстрашной маленькой ведуньи своё оружие и встал на колени. Покорно склонил голову, подставляя шею под удар. Парни с нашего кнорра, повторили то, что проделал я.
Не смей, - раздался со стороны приземистых изб, хриплый крик, - не смей убивать.
В нашу сторону, на коленях бежал седой старик. Тело его подпрыгивало и неуклюже изгибалось. Я не мог понять, почему он не встанет на ноги, пока старик на приблизился. На обрубленный культях слетели опорки, изорвались штанины и с растерзанных коленей сочилась кровь.
Не смей убивать дочка, - прошептал он, переводя дух.
Девочка подала старику рукоять со светящимся зелёным глазом.
Нет дочка, - отмахнулся дед, - это твоё. Просто не надо искать смерть без надобности. Они вернулись с покаянием, отпусти их дочка.
Девочка подвязка рукоять на кожанный ремешок и молча пошла в сторону леса. На встречу ей, от реки бежали несколько вооружённых мужчин и ребятня, что масла коз. Поравнявшись с девочкой воины остановились, потом спокойным шагом двинулись в нашу сторону. Мы по прежнему стояли опустив голову.
Однако Даянка оказалась права, - засмеялся один из мужчин, - и будут отроки поверженны видом одного клинка.

Ввыкидываю на всеобщее обсуждение

0

6

Друг

ДРУГ

Ну всё. Девочек проводили, пора и по домам. Жили девчонки на глухой окраине, за железнодорожной линией, делящей городок на две половины. Первая, бОльшая часть, состоящая из трёх районов, называлась - центр. Заселяли её высококультурные люди. Так как здесь располагались кинотеатры и другие заведения. Ещё одно главное отличие, это многоэтажки. Ими был застроен весь центр, и даже рынок находился здесь. То, что за линией, называлось кучугур. Тихий, глухой район, куда по ночам не ездили даже такси, полностью застроенный одноэтажными домиками барачного типа. Не знаю откуда пошло это название, но местным нравилось и они гордились принадлежностью к своему району. Девчонки и жили в этой глуши. Красивый дом, высокие кованные ворота, подружки остановились у калитки. Радужные предположения начали постепенно испаряться.
- Может пригласите чайку попить, - неуверенно предложил я.
- Там собака большая, - ответила одна из девочек, - и папа сердитый, незнакомцев не любит.
- Так мы познакомимся, - заверил Вовка, - мы и с собаками умеем договариваться.
Категоричное, -"Нет", - порушило все мечтания.
Мы с другом шли не спеша по узким улочкам. На ходу срывали поспевшие яблоки и с удовольствием хрустели бесплатными фруктами. Время позднее, огни в окнах погашены, дорогу освещают редкие уличные фонари. Никого из прохожих, только собаки лениво перекликаются между собой. Улица упёрлась в широкий проспект, идущий вдоль линии и отделённый от неё широкой рощей. Старая роща начиналась от вокзала, тянулась почти через весь город и служила отличной парковой зоной для всех горожан. Мы перешли через проспект и погрузились в тёмную лесную чащу. Еле заметная тропинка, (днём широкая аллея) быстро терялась среди чёрных стволов и где-то на середине, маячил одинокий огонёк фонаря. Мы непроизвольно ускорили шаг. Ближе к центру, почти под освещённым кольцом, нас окликнули. Мы остановились.
- Сигареты есть? - спросил голос из маячившей темени.
Мы кивнули, время позднее, магазины не работают. Из темноты вышло пятеро крепких ребят и ненароком обступили со всех сторон. Сигареты быстро кончились.
- А спички? - мы вновь кивнули.
- Чё вы тут делаете? - задал вопрос самый здоровый парень, видимо вожак.
- Девчёнок проводили, - я начал оценивать возможности парней из окружения.
- Аа, - затянулся вожак и выпустил мне в лицо струю дыма, - мы думали, что вы наши мотоциклы воруете… а оказывается вы наших девок совращаете.
Что тут началось. Я не успел ещё рукой махнуть, как получил одновременно удар в глаз, два в челюсть и по затылку. С ног сбили быстро. Упав осмотрелся, друга не было. Случайно увидел большой камень у обочины. Как можно шустрее откатился в сторону, толпа двигалась за мной. Я прикрыл ладонями лицо, старался отползти, хоть немного набраться сил. Головой уперся в булыжник. Удары сыпались на туловище, я вытянул руки и подхватил камень. Собрав оставшиеся силы резко подскочил и с разбитой перекошенной мордой ринулся на самого мелкого. Эффект удался. Противник не выдержал натиска и неуклюже начал отступать. Я сбил его с ног, и не увидев Вовку, кинулся бежать. Топот догоняющей шайки придавал силы, встречный ветер только развевал полы порванной куртки. Я на бегу оглянулся, один человек из банды постепенно догонял. Пришлось ускориться. Тут увидел своё спасение, дощатый забор с оторванной доской. Не раздумывая нырнул в открывшийся проём. Подхватил валявшийся горбыль и прижался к доскам забора. -"Давай сука, только сунься", - мстительная ухмылка растянула расквашенное лицо. В проломе показалась голова, опустившаяся горбатая доска переломилась пополам.
Рухнувшее тело застряло в узком проёме. При падении он немного развернулся и смутная догадка пронзила мозг. Я подскочил, с силой повернул голову упавшего - Вовка. Километры (два квартала) оставшегося пути, тащил тушу на своём горбу. Как можно тише, родители спят чутко, внёс друга в комнату.
Яркое солнечное утро заполняло спальню радостным радужным светом. Я почистил зубы, отметил нехватку одного,осмотрел синяки и ссадины. В общем ничего страшного. Прошёл в спальню, на диване храпело нечто. Голова друга опухла так, что щелки глаз еле просматривались. Бледное заплывшее лицо напоминало сковородку. Я осторожно потряс Вовку за плечо.
- Ааа… головаа… - простонал он, - ты знаешь, у них ещё засада была.
- Какая засада? - что было сил, я старался подавить смех.
- Я бежал за тобой, - шепелявил он недвигающимися губами, - ты нырнул в дырку в заборе, я полез следом и тут меня каак…
- Я не видел, - постарался как можно правдивей заверить друга, - меня тоже… вырубили.
В училище, своим видом мы заработали дополнительный авторитет. Все старались выпытать, что произошло. Я старательно отмалчивался и кивал в сторону друга.
- Пусть не лезут, - отвечал Вовка, довольный успехом.

Много лет спустя я узнал, куда пропал друг во время драки.
- Ты поздоровше будешь, они на тебя и навалились, - Вовчик стыдливо спрятал глаза, - а я под мостик залез. Потом вижу, ты побежал, они пошли обратно. Я вылез и стал тебя догонять… извини - не успел.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»